Хоккей с мячом в Новосибирске - особый вид спорта. Столица Сибири по праву считается кузницей русского хоккея, прежде всего детского. В последние годы десятки мальчишек исправно пополняют юношескую сборную страны, которую недавно возглавил новосибирский наставник Владимир Загуменный. 4 ноября нашему заслуженному тренеру исполняется 50 лет.

- Владимир Васильевич, не жалеете, что всю свою судьбу связали с оранжевым мячиком? Почему, кстати, выбрали хоккей с мячом, а не с шайбой?

- В детстве, как и все, наверное, мальчишки, начинал с шайбы, даже тренировался в "Сибири", был нападающим. Ездить было, правда, далековато - на другой берег. И однажды сверстники предложили попробовать себя в русском хоккее. Согласился с большой неохотой: во-первых, поставили в защиту, а во-вторых, погода была плохая. В "Сибири", к слову, тогда только-только появился искусственный лед. Но потом постепенно втянулся, понравилось.

- А что понравилось-то? Сорокоградусные морозы?

- Мы играли и при более низкой температуре. У нас в школе отменили занятия, так мы пошли играть класс на класс. Конечно, обморозились, но ничего, терпели. Любые соревнования в зале не заменишь игрой на свежем воздухе. А хоккей с мячом - это особенный вид спорта. Это прежде всего азарт, скорость, маневренное катание. Стадион "Заря" построили в Новосибирске где-то в начале семидесятых, а до этого мы играли на Западном жилмассиве, и нашу полянку болельщики обступали со всех сторон так, что встать было некуда. Играли мы беспрерывно - улица на улицу, двор на двор...

- От родителей доставалось?

- Еще как. Отец у меня очень строгий был. Постоянно прятал коньки и клюшку. Если я получал "тройку", вообще не пускал на тренировку. Все равно я бегал играть.

- Сейчас дети совсем другие?

- Не только дети - и взрослые другие. Сейчас даже за деньги трудно найти человека, который бы занимался с детьми, заливал лед. А мы раньше сами доставали шланги, сами готовили площадки. Нынешних детей мне просто жалко. Ходят, болтаются днями напролет, не зная, чем заняться.

- Вам нравится быть детским тренером? Когда, кстати, у вас произошел тренерский дебют?

- Тренером стал в 1976 году, когда нашу "Зарю", выступавшую в первой лиге, неожиданно расформировали. А мой тренерский дебют состоялся летом. Был какой-то заводской праздник, и меня попросили организовать для заводчан показательный футбольный матч среди двух детских команд. Я долго объяснял мальчишкам, как надо играть. А после первого же судейского свистка чуть не сгорел от стыда. Мяч пнули к угловому флажку, все игроки, забыв про мою установку, помчались за ним. Все двадцать человек. Для меня это был шок. Помню, первая мысль мелькнула: господи, как же с ними работать, это же стадо баранов...

- Сами нашли подход к детям?

- Первый год не я учил детей, а они меня. Спасибо тренеру-энтузиасту Владимиру Ульяновичу Агафонову, который меня поддержал, научил тренерским азам. Самое главное - это с первых дней поставить себя, научиться правильно общаться с детьми. А для этого надо знать теорию. Пришлось доходить до всего самому. Мне, например, очень тяжело поначалу было говорить, как правильно бить по мячу. Я привык говорить "щечкой", а правильно - внутренней стороной ноги. Вроде ерунда, но в тренерском деле мелочей не бывает.

- Вы мягкий тренер? За что можете выгнать мальчишку с тренировки?

- Я бы не сказал, что я мягкий, хотя ко всем стараюсь найти подход. За всю жизнь я выгнал только одного мальчишку из команды. За что? За курево. Точнее, за его поведение, когда он курил в открытую, никого не стесняясь. Причем это было на каких-то очень важных соревнованиях. Этот мальчишка был лидером в нашей команде, и без него мы проиграли все матчи, но я не жалею о своем поступке.

- Другие грехи можете простить?

- Нет, конечно. Как можно простить в жизни, например, предательство, воровство. Что касается игры, тренировок, это другое дело. Очень трудно подойти к мальчишке и сказать: "Парень, ты не умеешь играть, ты неперспективный". Я всегда стараюсь дать мальчишке еще шанс проявить себя. У меня был недавно случай: записался зимой к нам в секцию один паренек, вышел на лед, еле-еле катается. И катается как-то странно, прихрамывая. Оказалось, у него вместо ноги... протез. И что, я должен был ему сказать: "Извини, инвалиды нам не нужны"?


Андрей Никонов